Знания дороже золота, или Почему экспертиза бывает ценнее инвестиций
20 ноября 2020, 06:47
Те, кто осмелился начать собственный биотехнологический бизнес, часто жалуются на недостаточное финансирование, однако крайне редко — на собственную недостаточную осведомленность о рынке, на который они планируют выводить продукт. Как медицинские стартапы могут получить поддержку от Большой фармы и почему это выгодно обеим сторонам процесса? Рассказываем об этом в продолжении спецпроекта "Открытые инновации".

Открытые инновации

Спецпроект о модели открытых инноваций, разработанной для создания и вывода инновационных разработок на фармацевтический рынок через сотрудничество ученых, стартапов, корпораций, пациентских сообществ и государственных организаций.

Партнер спецпроекта — медико-биологическая компания BAYER — разработчик инновационных технологий для здравоохранения и сельского хозяйства. Компания BAYER придерживается модели открытых инноваций и уже несколько лет развивает в России научно-исследовательский акселератор "КоЛаборатор", направленный на поддержку биомедицинских проектов на ранних стадиях развития.

Во второй статье спецпроекта "Открытые инновации" на примере инновационного научно-исследовательского акселератора "КоЛаборатор" компании Bayer и входящих в него проектов мы расскажем, почему экспертная поддержка от крупной фармацевтической компании на первоначальных этапах развития проекта не менее необходима, чем финансирование, а также как выглядит сотрудничество наукоемкого стартапа и корпорации "изнутри".

Словарик

Доклинические исследования
этап разработки, предшествующий проведению клинических исследований. Такие исследования проводятся на лабораторных животных, позволяют спрогнозировать эффективность, переносимость и безопасность того или иного вещества или их комбинации и выбрать оптимальный состав будущего лекарственного препарата.
Клинические исследования
научное исследование с участием людей, которое проводится с целью оценки эффективности и безопасности нового лекарственного препарата или расширения показаний к применению уже известного лекарственного препарата.
Нозология
определенная болезнь, выделенная на основе установленных этиологии и патогенеза и (или) характерной клинико-морфологической картины; единица номенклатуры и классификации болезней.

Один продукт, два рынка

Представим, что некие научные сотрудники совершили открытие, которое может стать новой эффективной терапией в лечении какого-то заболевания, и даже основали собственную биотех-компанию. Для продвижения своего потенциального препарата исследовательская группа должна будет осуществить переход от научных исследований (сектор научных исследований и разработок) к коммерциализации разработки (рынок лекарственных препаратов). Эти два направления принципиально различаются и в правилах регулирования, и в подходах взаимодействия между участниками. Если группа просто "переносит" привычные действия и стратегии с одного направления на другое, то с высокой вероятностью это приведет к провалу проекта.

В чем же разница?

Водораздел проходит по "хребту" получения регистрации препарата (одобрения для клинического использования): всё, что было до этого, можно отнести к сектору научных исследований и разработок, а после — уже к фармацевтическому рынку.

Сектор научных исследований и разработок нацелен на анализ механизмов патогенеза болезней, поиск новых мишеней терапии, возможных подходов воздействия на них. Подробнее об этой деятельности можно прочесть в статье " Драг-дизайн: как в современном мире создаются новые лекарства" [1] или посмотреть в инфографике " Путь лекарства" [2]. Рынок лекарственных препаратов направлен на применение лекарственных средств реальными пациентами, работу с медицинским сообществом и получение коммерческой выгоды, чтобы окупить все предыдущие стадии.

Таким образом, в секторе научных исследований и разработок присутствуют как биотехнологические стартапы и научно-исследовательские институты, так и крупные фармкомпании, а рынок фармпрепаратов представлен в основном "фармой" (табл. 1). Таблица 1. Сравнение сектора научных исследований и разработок с рынком лекарственных препаратов
Сектор научных исследований и разработок Рынок лекарственных препаратов
Основная деятельность компаний Поиск новых мишеней и разработка агентов, способных влиять на выбранные мишени необходимым образом, придание потенциальным терапевтическим агентам необходимых химических, физико-химических и биохимических свойств. Внедрение препарата в клиническую практику, продвижение во врачебном сообществе.
Продукт Интеллектуальная собственность и разработки. Лекарственный препарат.
Связанность субъектов рынка Разработки ведет конкретная группа исследователей. Возможно сотрудничество в рамках открытых инноваций. В процессах принимает участие несколько игроков рынка, каждый из которых отвечает за свою стадию: от производства сырья до производства упаковки и поставки в аптеки.
Открытость коммуникаций Есть механизмы открытого обмена идеями между научными группами, а также возможность сообщать предварительные данные, обсуждать теории и строить гипотезы до получения результатов экспериментов. Фармкомпания должна опираться на доказательную базу и несет больше ответственности за всё, что сообщает общественности. В открытый доступ попадают только факты, доказанные в ходе клинических исследований (подробнее о них читайте в нашем спецпроекте " Клинические исследования").
Регуляторика Регуляция планирования и организации доклинических и клинических исследований основана на стандартах GLP и GCP соответственно ( см. врезку под таблицей). Вопросы, связанные с защитой интеллектуальной собственности, регулируются патентным правом. В большинстве случаев есть возможность свободно менять экспериментальную модель в рамках этически-разрешенных вариантов, модифицировать молекулу или мишень. Высоко зарегулированная область на каждом этапе. После того, как препарат выходит на фармрынок, внесение любого изменения в этикетку или процесс изготовления — длительный и сложный процесс. Производство регулируется стандартами GMP. Кроме того, выход на рынок генной и клеточной терапий сопряжен с дополнительными трудностями [3].
Баланс новаторство/консерватизм Новаторство подходов в сообществе ученых. Научная группа (в форме стартапа или НИИ) ценится за свои прорывные идеи. Консервативность подходов в медицинском сообществе. Врачи должны балансировать между безопасностью и потенциальными преимуществами новых препаратов, что требует тщательных исследований.
Конечный потребитель Как правило фармкомпании. Врачебное сообщество и пациенты (в случае безрецептурных препаратов).
Риски провала Примеры критичных для проекта проблем:

  • биологическая мишень не поддается терапевтической модуляции (от англ. undruggable biologic target);
  • невозможноcть модификации соединения для получения оптимальных фармакокинетических/фармакодинамических свойств;
  • неблагоприятный патентный ландшафт (низкая свобода деятельности; от англ. freedom-to-operate);
  • неблагоприятный профиль безопасности и/или недостаточная эффективность препарата, выявленные в рамках клинических исследований.
  • отзыв препарата с рынка вследствие выявления ранее неизвестных побочных эффектов и нежелательных явлений;
  • невыполнение коммерческих показателей.
Финансовые риски млн долларов (в расчете на один препарат) [4]. млрд долларов [4].
Источники финансирования Собственные средства, гранты, частные, венчурные и стратегические инвесторы. Собственные средства компании.

Стандарты GLP ( Good Laboratory practice) и GCP ( Good clinical practice)

Проведение доклинических исследований, особенно изучение безопасности и токсикологии, должно проводиться в соответствие со стандартами GLP (В РФ доклинические исследования регламентируются также
61 ФЗ РФ "Об обращении ЛС", а стандарты GLP находят отражение в ГОСТах).

Клинические исследования также очень серьезно регулируются и должны проводиться в соответствие со стандартами GCP (В РФ клинические исследования регулируются 61 ФЗ РФ, GCP находит отражение в ГОСТах). Спонсоры (организаторы) клинических исследований обязаны подавать заявки и досье для получения разрешения от регуляторных органов (в Российской Федерации таким органом является Министерство здравоохранения, в США Food & Drug Administration (FDA), в странах Европы European Medical Agency (EMA)). Подробнее об этом мы рассказывали в статье " Клинические исследования: рыночный вопрос" [5].

Этапы создания лекарственного препарата

Жизненный цикл инновационного терапевтического средства можно условно поделить на три этапа (рис. 1):
  • этап фундаментальных исследований, то есть поиск биологической мишени, дизайн и оптимизация потенциального терапевтического агента, первые исследования на животных моделях;
  • этап перехода к внедрению инновации, то есть дальнейшая оптимизация выбранного терапевтического агента, проведение доклинических и клинических испытаний;
  • этап вывода лекарственного препарата на рынок и коммерциализации (фарма).

Рисунок 1. Жизненный цикл инновационного терапевтического средства. Биотехнологии — этап фундаментальных исследований, разработок и первых экспериментов на животных моделях. Испытания — проведение соответствующих всем требованиям доклинических и клинических исследований, по результатам которых проводится дальнейшая оптимизация терапевтического агента, доз и способов применения. Фарма — выход на фармацевтический рынок с целью коммерциализации разработки и построения бизнеса.

иллюстрация Любови Колосовской

На этапе исследований создатели биотехнологического проекта должны разбираться во всём — от компьютерного моделирования биологических объектов до особенностей патентной защиты интеллектуальной собственности и построения команды. На этом шаге команда проекта занимается научным поиском: исследуются новые мишени препаратов [6] и разрабатываются агенты, способные оказать желаемое воздействие. Несмотря на то, что ключевая компетенция на этом этапе — научная, компетенции по управлению и администрированию также важны.

Этап внедрения инноваций невозможен без понимания принципов двух рынков — рынка разработки инноваций и рынка, на котором эта разработка будет применена. Этот этап начинается, когда научная группа решает коммерциализировать свою находку и строит планы выхода на фармрынок. На этом этапе становится важно понимать не только принцип действия ближайших аналогов, но и всех доступных препаратов, направленных на лечение выбранной нозологии. Команде необходимо искать партнеров по проведению доклинических и клинических исследований. Кроме того, невозможно выйти в клинические исследования без партнера по производству препарата. Важно хорошо представлять себе требования и особенности каждого рынка, поэтому ключевая компетенция на этом этапе — предпринимательская, хотя научная и клиническая экспертизы по-прежнему важны.

Дальше следует этап построения функционирующего бизнеса, выстраивание инфраструктуры и организация производственных процессов. На первый план выходит компетенция организатора. После выпуска препарата на рынок предстоит работа по внедрению одобренного препарата в клиническую практику — работа с врачебным сообществом, профессиональными ассоциациями, лидерами мнений, а также пострегистрационный мониторинг нежелательных явлений и масштабирование производства, логистики и контроля качества.

Становится очевидно, что этап внедрения, на котором осуществляется переход от сектора исследований и разработок к рынку фармацевтических препаратов, является наиболее сложным шагом, требующим интеграции наибольшего спектра компетентностей, что подтверждают все игроки рынка [7].

Михаэль Бауер, CEO Швейцарской компании Cellestia Biotech, которую он основал после 20 лет работы в Syngenta (появилась в результате слияния Novartis Agribusiness и Zeneca Agrochemicals) также подчеркивает важность выстраивания поддерживающей сети вокруг проекта:

Никогда всё не будет в ваших руках на 100%, потому что вы должны найти финансовые ресурсы и научные знания. Ни у кого не должно быть иллюзии, что вы живете в полной свободе и независимости. Вы должны знать, что вы можете сделать сами или с командой, и когда вам нужна помощь других. Я считаю, что способность создавать сети поддержки вне внутренней основной команды абсолютно необходима.

Понимание своих компетенций, умение обратиться за экспертной поддержкой и постоянное взаимодействие с другими игроками рынка является одним из ключевых факторов успеха для биотехнологического стартапа.

Такое взаимодействие выгодно и гигантам фарминдустрии. Дмитрий Власов, медицинский директор Bayer и руководитель Медицинского кластера стран СНГ, отмечает:

Если посмотреть на статистику расходов фармацевтических компаний, то можно увидеть, что на R&D они тратят с каждым годом всё больше. Однако чтобы закрыть все вопросы в цепочке создания лекарств с учетом нынешних объемов расходов, ни у одной компании не хватит ни человеческих, ни финансовых ресурсов. На пути создания новых медицинских решений фармкомпании активно взаимодействуют с научным сообществом, стартапами и институтами развития: выделяют гранты на поддержку разработок в том или ином направлении, делятся с институтами своей экспертизой, лабораторной коллекцией химических соединений и антител. Bayer не исключение — мы создали программу "КоЛаборатор", в рамках которой ежегодно выбираем несколько инновационных проектов в разных странах для совместной работы. Такое сотрудничество — это прекрасный пример синергии. Если бы компании вели все разработки самостоятельно в своих лабораториях, то затраты были бы в разы больше.

Как мы упомянули выше, самое ценное на рынке биотехнологий — интеллектуальная собственность. Грамотно защищенная интеллектуальная собственность создает условия для дальнейшей коммерциализации проекта. Инвесторам невыгодно вкладывать в технологию, которую может повторить любая достаточно квалифицированная научная группа, поэтому наличие патента или сама патентоспособность разработки повышает инвестиционную привлекательность проекта. Также инвестору невыгодно вкладывать деньги в проект, где интеллектуальная собственность принадлежит большой группе людей, что делает ее фактически неуправляемой. Передача такой интеллектуальной собственности (например, при продаже фармкомпании) зачастую невозможна или очень трудна. Фармкомпании со всей ответственностью относятся к защите интеллектуальных прав и технологий, чтобы сделать возможным сотрудничество с разработчиками инновационных препаратов. На примере инициатив компании Bayer мы расскажем, как Большая фарма сотрудничает с небольшими инновационными проектами и учеными.

Зачем нужны инкубаторы и акселераторы? Что такое "КоЛаборатор"?

Модели взаимодействия фармацевтических компаний и инноваторов разнообразны: от целевых программ в ведущих химических, биологических и медицинских вузах мира до венчурных фондов, инвестирующих деньги в перспективные разработки.

Формат, которому была посвящена наша предыдущая статья, — модель открытых инноваций (рис. 2) [8]. Компания Bayer, как один из крупных игроков рынка, тоже предоставляет биотех-стартапам возможность воспользоваться ресурсами компании. Начинающие предприниматели получают доступ к инфраструктуре Bayer, консультации у международных экспертов фарминдустрии и могут воспользоваться их опытом и пониманием рынка в рамках инновационного научно-исследовательского инкубатора "КоЛаборатор". На его примере и опыте конкретных биомедицинских стартапов мы рассмотрим, как выглядит такое сотрудничество изнутри и какие плоды оно приносит обеим сторонам.

Целью "КоЛаборатора" является создание сообщества — экосистемы, где могут взаимодействовать коллективы, сотрудники концерна и ученые из разных стран для поддержки предпринимателей, развития инноваций и обмена передовыми научными компетенциями.

Рисунок 2. Переход от классического подхода предприятия полного цикла к модели открытых инноваций. Модель открытых инноваций позволяет увеличить число потенциальных находок, которые смогут расширить терапевтические подходы лечения заболеваний.

иллюстрация Любови Колосовской

Международная программа "КоЛаборатор" (англ. CoLaborator) стартовала в 2014 году и сейчас реализуется в Германии, США, России и Японии. В России "КоЛаборатор" работает в формате акселератора и дает возможность пообщаться с ведущими учеными и медиками из своей сети контактов, а также осуществляет экспертную поддержку в области коммерциализации проектов. Среди российских участников "КоЛаборатора" уже девять компаний, ведущих свои разработки в сфере онкологии, онкогематологии, офтальмологии, кардиологии и женского здоровья. Чуть ниже основатели нескольких компаний поделятся своим опытом и тем, что изменилось в их компаниях за время участия в "КоЛабораторе". Но перед этим мы рассмотрим еще один важный вопрос, который часто беспокоит начинающих биотех-предпринимателей.

А это безопасно? И что получает фармкомпания?

Причина, из-за которой многие научные группы и стартапы не хотят отправлять свои идеи на экспертизу в любой акселератор, инкубатор или конкурс, часто звучит так: "Что, если нашу идею украдут?". В результате проект лишается поддержки и консультации, которая может быть необходима на первых стадиях развития. Вместо того чтобы отказываться от возможностей, нужно внимательно изучить условия конкурса или программы и убедиться, что они гарантируют соблюдение ваших интересов.

Например, становясь резидентами "КоЛаборатора", проекты остаются независимыми и сами определяют степень взаимодействия с Bayer. Кроме того, взаимодействие проекта с Bayer регламентируется положениями грантового соглашения. Важно отметить, что, согласно соглашению, фармкомпания не претендует на интеллектуальную собственность проекта или долю в стартапе, а единственное обязательство заключается в том, что если основатели проекта в какой-то момент захотят каким-либо образом коммерциализировать свой проект, например заключить лицензионное соглашение (или передать исключительное право на пользование результатами интеллектуальной деятельности), они должны в первую очередь предложить сделку Bayer.

Лицензионное соглашение

Взаимодействие компаний осуществляется путем заключения лицензионных соглашений, которые могут быть представлены как в простой лицензии, так и в соглашении о взаимном сотрудничестве в сфере маркетинга и дистрибуции. Лицензионные соглашения между компаниями имеют преимущество перед поглощениями либо созданием компании с нуля, поскольку позволяют быстрее представить продукт на рынке и снизить стоимость разработки. Первая компания приобретает права у второй компании только на те направления и исследования, которые представляют для нее наибольший интерес, при этом она не имеет дела с проблемными аспектами второй компании и ее разработками, не входящими в сферу ее интереса. Подробнее о лицензионных соглашениях в фармбизнесе можно почитать в статье " В свете фарм" [9].

Какие проекты могут попасть в "КоЛаборатор"?

На рынке открытых инноваций существуют разные программы, инкубаторы и акселераторы. Как правило, у корпоративных инкубаторов и акселераторов есть своя цель: где-то ищут диагностические проекты, где-то делают ставку только на онкологию, а куда-то попадают только проекты, занимающиеся генной терапией. Именно поэтому не рекомендуется делать "веерную" рассылку заявок во все возможные программы: лучше сразу выбрать тот акселератор, который концентрируется на той же области, что и стартап или научная группа.

Участниками "КоЛаборатора" могут стать только проекты, направленные на разработку терапевтического решения. Тип разработки не ограничивается — это может быть как малая молекула, так и генная или клеточная терапия [10]; главное, чтобы находка соответствовала одному из направлений:
  • кардиология;
  • онкология;
  • гинекология;
  • офтальмология.

Попасть в акселератор могут как стартапы, уже имеющие планы относительно собственного коммерческого развития, так и научные группы университетов или НИИ, которые пока не задумывались всерьез о привлечении инвестиций или путях коммерциализации. Проект может находиться на любой из ранних стадий развития: от валидации биологической мишени и оптимизации разрабатываемого продукта до поздней доклиники и первой фазы клинических испытаний.

Форматы поддержки компаний-участников

Основное преимущество участия в акселерационной программе — возможность использовать экспертизу фармкомпании для того, чтобы скорректировать стратегию разработки на ранних этапах и сэкономить значительные суммы и время. Ниже приведена лишь часть тех пунктов, по которым могут помочь эксперты "КоЛаборатора":
  • определить стратегию развития проекта, в том числе и в выборе потенциальных показаний;
  • проработать план доклинических исследований и экспериментов;
  • проработать план и дизайн клинических исследований.

Кроме того, участие в "КоЛабораторе" позволяет усилить позицию проекта при привлечении инвестиций, так как отбор в "КоЛаборатор" подтверждает наличие интереса к проекту со стороны рынка и высокую оценку идеи проекта от сети мировых экспертов Bayer.

Получение экспертной поддержки не потребует от участников заполнения длинных заявок или сложного согласования: экспертиза предоставляется по запросу от команды проекта своему куратору и осуществляется в следующих форматах:
  • Консультационные очные и онлайн-сессии. Сотрудники "КоЛаборатора" определяют, какого эксперта лучше всего привлечь для решения данного вопроса и организуют онлайн-консультацию или личную встречу с необходимыми проекту экспертами.
  • Очная встреча с сотрудниками Bayer или внешними партнерами компании в Европе. "КоЛаборатор" берет на себя планирование, организацию и оплату всей поездки.

Помимо экспертной поддержки резиденты "КоЛаборатор" имеют возможность получить грант в размере 25 000 евро на проведение исследований. За счет этой суммы можно провести часть научно-исследовательских работ, например, дополнительные эксперименты, чтобы отобрать наиболее перспективные соединения-кандидаты для доклинических исследований. План научной работы, которая будет выполнена в рамках гранта, участники определяют для себя сами. Эксперты Bayer могут только предложить какие-либо идеи.

Звучит здорово, а что на практике?

Не всегда у научно-исследовательских коллективов есть понимание ценности, зачем им нужна менторская поддержка. Поэтому стремление со всем справляться своим умом часто приводит команды к неправильным решениям.

Например, неправильный выбор целевой нозологии — характерная ошибка стартапов. Важно еще на ранних этапах сформулировать, в каком показании находка будет продвигаться в клинике и выходить на рынок. Подобные промахи могут привести тому, что проект не верно планирует доклинические исследования, тратя при этом крупные суммы. Компании Target Medicals Group эксперты "КоЛаборатора" помогли оптимизировать проведение доклинических исследований.

Target Medicals Group

Группа частных биотехнологических компаний, основанная в 2016 году. Компания зародилась после знакомства нынешнего генерального директора, Алексея Ключеновича, с научной группой, изучающей цитохромы P450 . Сперва они сотрудничали в рамках производства P450 для Sigma Aldrich (ныне Merck), а затем решили организовать биотех-стартап. Группа занимается поиском и разработкой первых в классе терапевтических препаратов, направленных на подавление активности цитохромов P450 (CYP). CRYSTA — технологическая платформа, разработанная группой, включает в себя методы кристаллографии и рационального дизайна и позволяет оптимизировать процесс поиска терапевтических молекул с заданными параметрами. В настоящий момент в портфеле компании находятся три мишени и три находки, подавляющие активность определенных форм цитохромов P450 в следующих нозологиях:
  • кардиометаболические заболевания;
  • рак молочной железы и поликистоз;
  • туберкулез.

Цитохромы P450 (CYP 450) — семейство ферментов, обнаруженных во всех без исключения царствах живых существ. Система цитохрома P450 участвует в окислении многочисленных соединений и в развитии болезней.

Алексей Ключенович, генеральный директор Target Medicals Group, рассказал о своем сотрудничестве с "КоЛаборатором":

Конечно, на самом старте компании были нереалистичные фантазии по поводу вывода препарата на рынок своими силами, но если ты решаешь основать биотехнологический стартап, то ты должен мыслить, в первую очередь, как предприниматель и действовать по законам рынка. Сейчас мы сформулировали свою стратегию как поиск и доведение собственных разработок до их продажи крупным игрокам индустрии.

Основные задачи предпринимателя — это планирование и работа с рисками. Сотрудничество с "КоЛаборатором" позволяет снять риски и помочь в оценке проекта. Самое ценное здесь — это критика проекта, так как она не позволяет принимать желаемое за действительное, что помогает снизить риск неудачи. Критику тяжело слушать, когда "горишь" своим проектом, но зато это дает шанс, что потом не будет мучительно больно.

"КоЛаборатор" в этом плане очень удобен. Как только у нас появляется потребность в консультации, мы пишем письмо и получаем экспертное мнение тогда, когда оно нужно, по запросу. Процедура очень простая, нас не дергают со сложной отчетностью.

Когда мы стали участниками "КоЛаборатора", мы отправили свой план исследований на дистанционную экспертную оценку в Bayer. На этом шаге мы учли те коррективы, которые внесли эксперты и после этого утвердили план. Эксперты дали несколько очень ценных советов:

Посоветовали расширить перечень нозологий для одной из наших находок, направленной на регуляцию синтеза альдостерона (основного минералокортикостероидного гормона коры надпочечников у человека). Первоначально мы планировали развивать ее как кардиологический препарат, а теперь по совету Bayer включили в список хроническую болезнь почек.

Скорректировали план доклинических исследований так, чтобы раньше и дешевле выйти на определение эффективности препарата. Изначально мы планировали проводить исследования на крупных животных и далее перейти на трансгенные модели, но по совету от "КоЛаборатора" начали со стандартных моделей мелких грызунов.

"КоЛаборатор" организовал для нас поездку в Германию, в город Вупперталь, где специалисты Bayer поделились опытом и рассказали о процессах разработки препаратов внутри крупной фармакологической компании.

Также участие в "КоЛабораторе" усиливает нашу позицию в переговорах с потенциальными инвесторами: подтвержденный интерес со стороны фармрынка является для венчурного инвестора сигналом, что вложение имеет все шансы на то, чтобы оправдать себя.

Другим участникам "КоЛаборатора" является компания "Онкостар", которая прошла отбор только со второго раза, но при поддержке международных экспертов расширила нозологию препарата и готовится к выходу на первые фазы клинических исследований.

"Онкостар"

Проект направлен на разработку принципиально нового противоопухолевого препарата, в основе которого лежит вирус осповакцины. Вирус содержит делеции фрагментов генов вирусной тимидинкиназы (tk) и ростового фактора ( virus growth factor, VGF), что увеличивает его противоопухолевую селективность. Для усиления онколитического действия в геном вируса встроены два гена — ген цитотоксического белка лактаптина и ген иммуностимулирующего белка ГМ-КСФ ( гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора). Ожидается, что разработка будет иметь выраженные преимущества перед другими проектами в области онколитической вирусной терапии. В настоящий момент инициирована первая фаза клинического исследования вируса на пациентках с раком молочной железы.

О своем успешном опыте сотрудничества с "КоЛаборатором" поделился в интервью и Владимир Рихтер — учредитель компании "Онкостар":

Мы прошли отбор только со второй попытки. В первый год подачи эксперты сочли собранные нами данные недостаточными для принятия решения о поддержке проекта. После этого во время своего визита в Новосибирск Джон Батлер (вице-президент Bayer по стратегическим проектам, подразделение внешних инновационных проектов и партнерств) зашел к нам в лабораторию. Джон очень рекомендовал нам податься на отбор еще раз. К моменту второй подачи проект был значительно усилен: мы собрали больше материалов, подтверждающих эффективность вируса, и заняли первое место в конкурсном отборе.

"КоЛаборатор" предложил нам расширить применение вируса на глиомы и поддержал грантами проведение необходимых для этого исследований. Так мы получили от "КоЛаборатора" грант в 25 тыс. евро на исследование действия вируса на глиомы и последующее патентование.

Кроме того, Bayer организовал нам очень ценную поездку в Берлин, где мы встретились с ведущими разработчиками по нашей тематике. К настоящему моменту мы прошли доклинические исследования на раке молочной железы и утвердили протокол первой фазы клинических испытаний.

Что дальше? Мое личное мнение, что биотехнологический бизнес в сравнении с фармацевтическим более "творческий" и свободный. После перехода к следующим фазам клинических испытаний я, наверное, продам компанию и вернусь обратно в биотех.

Для того чтобы участие в акселераторе "КоЛаборатор" не прошло даром и принесло максимальную пользу, проект должен быть готов воспринимать обратную связь, быть гибким и способным меняться. Многие разработчики трепетно относятся к своим проектам, не всегда готовы к критике. Но такую обратную связь важно получать и учитывать на ранних этапах, до вложения больших средств и времени.

Процедура отбора

Отбор проектов проходит в два этапа.
  1. На первом, локальном этапе отбора оценивается то, насколько проект отвечает формальным признакам конкурсного отбора: фокусное направление соответствует интересам Bayer, терапевтическое решение инновационно и имеет потенциал к дальнейшей проработке.
  2. Второй этап проходит на уровне штаб-квартиры, когда эксперты более тщательно оценивают инновационность и новизну разработки, маркетинговые перспективы, технологическую выполнимость проекта и саму команду.

Татьяна Аноприева, руководитель российского "КоЛаборатора", так комментирует те проекты, которые имеют высокие шансы пройти отбор в "КоЛаборатор":

В первую очередь мы ищем проекты, обладающие понятной целью. У проекта должна быть продуманная дорожная карта — план развития разработки. Частой ошибкой в составлении заявки является слишком широкий выбор нозологии, например "лечение онкологических заболеваний" без какой-либо конкретики. Отдельно мы оцениваем инновационность проектов. Разработка должна обладать терапевтической новизной, иметь преимущества перед уже существующими на рынке продуктами. Например, если находка представляет собой вещество, родственное уже существующему препарату, а никаких дополнительных преимуществ в плане клиники ожидать не приходится — проект, скорее всего, наберет низкие баллы и будет отклонен.

Отсутствие результатов доклинических и уж тем более клинических испытаний, как отмечает Татьяна, не является причиной отказа проектам. Однако проект должен все-таки иметь какие-либо данные (свои или литературные), которые подтверждают концепцию, а не быть просто идеей.

В 2020 году воронку предварительного отбора попало 32 проекта, 21 из которых прошел на оценку штаб-квартирой, 16 были "обещающие", но только 10 — интересные для начала сотрудничества в ближайшее время. В результате три проекта прошли в финал и стали участниками "КоЛаборатора" в этом году (рис. 3).

Рисунок 3. Воронка отбора проектов, подавших заявку на участие в "КоЛабораторе" в 2020 году

иллюстрация Любови Колосовской

Интересно посмотреть и на другие проекты, кроме представленных выше, которые стали финалистами за все три года с момента запуска "КоЛаборатора" в России. Например, в 2018 году поддержку получили: проект противоопухолевой клеточной терапии на основе модифицированных лимфоцитов (CAR-NK) [Институт молекулярной и клеточной биологии СО РАН] и исследование нового подхода к терапии тромбоэмболической легочной гипертензии [Национальный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова]. О компании Target Medicals Group, финалисте того же года, мы писали выше.

На следующий год, кроме уже упомянутой компании "Онкостар", к "КоЛаборатору" присоединилась "Гемофарм" с инновационным препаратом для лечения множественной миеломы и неходжкинской лимфомы, а также проект "Генная терапия", объединивший в себе исследователей из двух организаций — факультета фундаментальной медицины МГУ им. М.В. Ломоносова и НМИЦ кардиологии Минздрава России. Этот проект занимается повышением эффективности генной терапии для лечения заболеваний, связанных с нарушениями кровоснабжения, за счет комбинации двух факторов роста.

В этом (2020) году все три финалиста — проекты академических научных групп. Создание компании им еще только предстоит. Среди отобранных два проекта, зародившихся в медицинских исследовательских центрах: работа по созданию низкоиммуногенных клеточных линий пигментного эпителия сетчатки, предназначенных для трансплантации при терапии возрастной макулярной дегенерации и других офтальмологических заболеваниях, а также разработка таргетного подхода к терапии эндометриоза, основанного на принципиально новом механизме действия. Третий проект представлен Иркутским институтом химии им. А.Е. Фаворского СО РАН — в рамках него планируется создать новые бор- и гадолиний-содержащие магнитные нейтронозахватные нанопрепараты для многоканальной тераностики онкологических заболеваний головного мозга.

Как стать участником отбора в 2021 году

Среди читателей "Биомолекулы" немало прекрасных молодых ученых и амбициозных предпринимателей в сфере биотеха. Для того чтобы стать участником "КоЛаборатора", необходимо заполнить анкету, состоящую всего из 14 пунктов:
  1. описание проекта;
  2. отправляли ли вы уже этот проект в "КоЛаборатор" ранее;
  3. актуальность проблемы;
  4. как ваш проект/продукт решает проблему;
  5. технология изготовления и механизм действия;
  6. проведенные и планируемые доклинические исследования;
  7. клинические испытания;
  8. научные работы и публикации;
  9. интеллектуальная собственность;
  10. проектная группа;
  11. недостающие компетенции;
  12. конкуренты;
  13. стратегия развития;
  14. контакты.

Анкету необходимо отправить на rnd.russia@bayer.com.

Даже если проект не прошел отбор в первый раз, он возвращается с ценными комментариями экспертов, которые позволят усилить его шансы во время следующей попытки.

В заключающей статье из цикла "Открытые инновации" к.м.н, медицинский директор АО "Байер" и руководитель медицинского кластера стран СНГ Дмитрий Власов в формате интервью расскажет о своем опыте, о работе Bayer с инновациями, о наиболее частых ошибках начинающих разработчиков, и о тех качествах и подходах, которые важны для успешного проекта.

Литература

  1. Драг-дизайн: как в современном мире создаются новые лекарства;
  2. Путь лекарства;
  3. Генные и клеточные лекарства: сложное регулирование для сложных продуктов;
  4. Joseph Golec, John A. Vernon. (2009). Financial risk of the Biotech Industry versus the Pharmaceutical Industry. Appl Health Econ Health Policy. 7, 155-165;
  5. Клинические исследования: рыночный вопрос;
  6. Поиск лекарственных мишеней;
  7. Targum S.D. and Milbauer A.J. (2008). The process of getting new drugs to market. Psychiatry. 5(8), 57–60;
  8. Наукоемкий бизнес: как и почему фармацевтические компании сотрудничают с учеными и стартаперами?;
  9. Руденко А. и Чернецова Е. (2018). В свете фарм. "Юридическая практика". 12;
  10. Три поколения лекарств.

biomolecula.ru
© ФГУП «ГосНИИПП», 1989-2020